Газета «Народ»

Газета «Народ»
Фазы Луны на RedDay.ru (Киев)

Газета «Народ»

 

Индивидуум и народ

 

Человек – создание социальное. Он может удовлетворить свои жизненные потребности лишь с помощью ближнего. А потому причастность многих является непременным условием его существования. Здесь не место исследовать процесс формирования народов – нам достаточно изучить реальность, какой она пред нами предстает. Факт состоит в том, что индивидуум беспомощен в самостоятельном удовлетворении своих потребностей и нуждается в общественной жизни. Поэтому одиночки были вынуждены объединиться в единое сообщество, называющееся «народ» или «государство», в котором каждый занимается своей отраслью специализации: один – земледелием, другой – ремесленничеством, и т.п. А взаимоотношения они выстраивают на обмене плодами своего труда. Отсюда и произошли народы, каждому из которых присущ особый характер как в материальной жизни, так и в культурной.

Из жизненных проявлений мы видим, что развитие народа полностью аналогично развитию отдельного человека, а роль каждого индивидуума в народе аналогична роли органов тела индивидуума. В теле каждого человека должна поддерживаться полная гармония между его органами: глаза видят, мозг использует их, чтобы думать и давать рекомендации, и тогда руки работают или сражаются, ноги шагают, и т.п. Каждый орган стоит на страже и ждет своего часа. Так же и органы, которые составляют тело народа – консультирующие, предоставляющие работу, работающие, руководящие и т.п. Они должны действовать, исходя из полной гармонии меж собой, и это обязательное условие нормальной жизни народа и надежного существования. Естественная смерть индивидуума является результатом отсутствия гармонии между его органами – так же и естественный закат народа есть результат определенной помехи, возникшей между его органами. Как засвидетельствовали наши предки: «Иерусалим был разрушен лишь из-за беспричинной ненависти, царившей в том поколении». Ибо тогда заболевает народ и умирает, а органы его развеиваются по ветру.

Поэтому обязательным условием для каждого народа является крепкая внутренняя сплоченность, когда все составляющие его одиночки спаяны друг с другом из инстинктивной любви. И мало того, что каждый индивидуум будет обуславливать свое личное счастье счастьем народа, а свой личный упадок его упадком – но будет готов также отдать всего себя на благо народа в момент необходимости. В противном же случае их право на существование в качестве одного из народов мира утрачено загодя. Это не значит, что все без исключения индивидуумы в народе обязаны придерживаться подобных рамок. Имеется в виду, что сыновья народа, пребывающие в вышеописанном ощущении гармонии, и составляют народ. По их качественным показателям измеряется счастье народа и всё его право на существование. А после того как образовалась сумма индивидуумов, достаточная для существования народа, в нем уже может содержаться определенное количество неполноценных органов, не соединенных с телом народа в полной мере – ведь основа уже заложена и обеспечена без них. А потому в древние времена мы не находим сообществ и объединений, члены которых не были бы связаны семейными узами, ибо та примитивная любовь, которая необходима для существования социума, характерна лишь для семей с детьми одного отца.

Однако с развитием поколений объединенные сообщества подпадают под понятие «государства». Иными словами, здесь уже нет никаких этнических семейных отношений. Единственная связь с государством – это уже не примитивная естественная связь. Теперь она вытекает из обоюдной заинтересованности. Каждый индивидуум объединяется с целым в единое тело, которое и является государством, а государство всей силой института государственности защищает тело и имущество каждого индивидуума. Поколения перешли от естественной народной общности к искусственному государству, т.е. от связи, вытекающей из примитивной любви, к связи, вытекающей из обоюдной заинтересованности – однако переход этот совершенно не умаляет всех тех условий, которые обязательны для естественного этнического народа. И правило таково: каждый здоровый человек наделен абсолютной властью над своими органами, которая основывается лишь на чувстве любви, ибо органы повинуются ему с большим удовольствием без всякого трепета перед наказанием. Так же и государство в том, что касается его общих потребностей, должно править всеми своими индивидуумами абсолютной властью, основывающейся на любви и инстинктивной преданности частного целому. Это самая удобная сила, достаточная, чтобы задействовать индивидуумов на нужды общества. Однако власть, опирающаяся на принуждение и наказание – слишком слабая сила, чтобы в достаточной мере задействовать каждого индивидуума для поддержания нужд общества. В таком случае, общество также ослабеет и не сможет выполнять свои обязательства по защите и охране тела и имущества каждого индивидуума. При этом речь здесь не идет о форме государственного правления, ибо будь то автократия, демократия или коллективизм, это совершенно не влияет на основную опору силы общественного объединения – народ сможет обосноваться и уж тем более продолжить свое существование лишь благодаря связи, вытекающей из свойственной обществу любви.

Стыдно признаться, что одно из дорогих качеств, утраченных нами в течение изгнания, важнейшее из всех – это народное самосознание, иными словами, то естественное ощущение, которое сплачивает и обеспечивает существование каждого народа. Узы любви, которые связывают народ, столь естественные и примитивные у всех народов, атрофировались и покинули наши сердца, мелькнули, ушли, и нет их. А хуже всего, что та малость, которая осталась у нас от народной любви, не заложена в нас положительным образом, как это обычно бывает у всех народов, а существует внутри нас в отрицательном виде, являясь общим страданием, которое испытывает каждый из нас, будучи сыном своего народа. Как следствие, в нас отчеканилось народное сознание и родство по принципу братской близости в час несчастья, а это внешний фактор. И хотя данный внешний фактор соединился и интегрировался с нашим естественным народным самосознанием – из этой смеси, сверкнув, образовалось некое странное проявление народной любви, неестественной и непонятной. А главное, она совершенно непригодна для своей роли: теплоты в ней хватает лишь для воодушевления, пока оно есть, однако она лишена силы и мощи, которые позволили бы нам вновь сформироваться с ее помощью в качестве самостоятельного народа. Ведь объединение, существующее вследствие внешнего фактора, отнюдь не является народным. В этом мы похожи на массу орехов, внешне соединенных в одно тело мешком, который облегает и сдавливает их. Однако такая слитность не превращает их в спаянное тело. Каждое легкое колебание мешка вызывает пересыпания и разъединения, в результате чего орехи каждый раз составляют всё новые частичные комбинации и сочетания. Всё, чего им недостает – это естественной сплоченности изнутри, а вся сила их объединения порождена внешними обстоятельствами. И это крайне стесняет нам сердце.

Однако в действительности, народное горнило еще сохранилось в нас во всем своем размере, только угасло и не действует внутри. К тому же, оно понесло большой ущерб из-за примеси, которую, как сказано, получило извне. Это вовсе не обогащает нас, и реальность очень горька. Единственная надежда: основательным образом разработать для себя заново народное воспитание, вновь раскрыть и воспламенить естественную народную любовь, потухшую внутри, снова оживить те народные мускулы, которые не действуют в нас вот уже две тысячи лет, используя для этого всевозможные подходящие средства. Тогда мы узнаем, что у нас имеется естественное начало, обеспечивающее возможность отстроиться заново и продолжить свое существование в качестве народа, способного вести самостоятельную жизнь, подобно всем народам мира. Это является предварительным условием для всякой работы и любого действия, ибо сначала строится фундамент, достаточно прочный для того чтобы выдержать вес, который мы хотим на него взвалить, а затем мы начинаем строить само здание. И жаль того, кто строит здание без подобающей твердой основы, так как мало того, что не строит ничего, но также подвергает опасности себя и тех, кто находится поблизости. Ведь при любом легком сотрясении рухнет здание, и камни его рассеются на все четыре стороны.

В связи с вышеупомянутым народным воспитанием, я должен сразу же подчеркнуть, что хотя намерение мое состоит в том, чтобы укоренить меж представителями народа еще большую любовь по отношению друг к другу в частности и к народу в целом, во всю возможную меру величия – вместе с тем это совершенно не перекликается с шовинизмом или столь ненавистным нам фашизмом.

В связи с вышеупомянутым народным воспитанием, я должен сразу же подчеркнуть, что хотя намерение мое состоит в том, чтобы укоренить меж представителями народа еще большую любовь по отношению друг к другу в частности и к народу в целом, во всю возможную меру величия – вместе с тем это совершенно не перекликается с шовинизмом или столь ненавистным нам фашизмом. И в этом совесть моя абсолютно чиста, ибо хотя по своему звучанию слова и кажутся близкими друг другу – ведь шовинизм есть ни что иное как раздутая национальная любовь – однако по высоте своего основания далеки они друг от друга как черный и белый цвет.

И для того чтобы легко уловить разницу меж ними, следует уподобить это свойствам эгоизма и альтруизма в индивидууме. Ибо, как сказано, развитие народа полностью аналогично развитию отдельного человека во всех его индивидуальных чертах. Это является общим ключом к пониманию всех действующих в народе законов, таким образом, чтобы не отклоняться при этом ни вправо, ни влево ни на волос. Ясно, что свойство эгоизма, заложенное в каждое создание, является условием, непреложно вытекающим из самого факта его существования. Без этого вообще не было бы обособленного самостоятельно существующего объекта. И вместе с тем это вовсе не противоречит свойству альтруизма в человеке, только возникает необходимость воздвигнуть меж ними прочные рубежи. Закон эгоизма обязан сохранять всю свою действенность лишь в мере того, что касается обеспечения минимальных потребностей, а от всего излишка сверх этой меры дано право отказаться на пользу ближнего. И разумеется, всякого поступающего подобным образом следует считать исключительным альтруистом. Если же кто-либо поступается и минимальной своей частью на благо ближнего, подвергая тем самым опасности собственное существование – это уже совершенно неестественно. И совершить такое можно лишь один раз в жизни.

Однако нам весьма отвратителен непомерный эгоист, вовсе не заботящийся о пользе ближнего. Из этого материала слеплены разбойники, убийцы и вообще аморальные личности всех сортов. То же относится к национальному эгоизму и альтруизму: народная любовь обязана быть свойственной каждому человеку в народе не менее, чем индивидууму свойственна личная эгоистическая любовь к собственным нуждам – иными словами, опять-таки в мере, достаточной для обеспечения минимальных потребностей народа, чтобы она могла быть самостоятельной.

А излишек сверх этой минимальной меры можно посвятить гуманизму и общечеловеческим ценностям без национальных и расовых различий.

В отличие от этого, абсолютно ненавистен нам утрированный национальный эгоизм: начиная с народов, вовсе не заботящихся о пользе ближнего, до узурпаторов и тех, кто проводит геноцид других народов в усладу себе. Это и называется «шовинизмом». Отсюда следует, что люди, которые по гуманно-альтруистическим соображениям совершенно отказываются от национализма и становятся космополитами, в корне ошибаются, поскольку национализм и гуманизм вовсе не противоречат друг другу.

Отсюда ясно, что народная любовь есть основа любого народа, так же, как основой всякого самостоятельно существующего творения является эгоизм, без которого оно не смогло бы пребывать в мире. Вот и народная любовь, свойственная индивидуумам, является основой самостоятельности народа, существование и упразднение которого зависят лишь от нее. А потому она должна стать первоочередной заботой на пути к возрождению народа.

А потому она должна стать первоочередной заботой на пути к возрождению народа. Ведь любви этой нет сейчас в нашей среде, ибо мы потеряли ее на пути своих двухтысячелетних скитаний средь народов мира. Лишь единицы собрались здесь, и нет меж ними ни малейшей связи по принципу чистой любви к своему народу. Просто один привязан к общему языку, другой – к общей родине, третий – к общей религии, четвертый – к общей истории…

И они хотят жить здесь согласно правилам, существовавшим в том народе, из которого каждый пришел, но не учитывают, что там нация опиралась на собственных сыновей еще до того как он присоединился к ней, не сыграв активной роли в ее основании. В отличие от этого, приехав в землю Израиля, он не застал здесь никаких готовых распорядков, достаточных для самостоятельного существования народа. Нет у нас здесь другого национального материала, на структуру которого можно было бы положиться, да мы и не хотим этого. Наоборот, мы обязаны всецело положиться на нашу собственную структуру. А как это сделать, когда нет больше никаких естественных национальных связей, способных объединить нас для выполнения этой роли?

Хрупки связи, основанные на языке, религии и истории, и хотя это важные ценности, национальной значимости которых никто не будет отрицать, вместе с тем этого совершенно недостаточно, чтобы опереться на них, как на основу самостоятельного существования народа.

Ведь в конечном счете, здесь всего лишь собрались чужие люди, унаследовавшие культуру семидесяти народов. Каждый строит себе подмостки в собственном духе и вкусе, и нет ничего естественного и основательного, что могло бы объединить нас изнутри в одно целое. Знаю я, что всех нас связывает одно общее обстоятельство – бегство из горького изгнания. Однако это лишь внешнее объединение, подобное мешку, связывающему груду орехов, о котором говорилось выше.

Поэтому я сказал, что нам надо организовать для себя особое воспитание путем широкой пропаганды, дабы внести в каждого из нас чувство любви к народу – и индивидуума к индивидууму, и индивидуума к обществу – вновь открыв для себя народную любовь, коренившуюся в нашей среде еще тогда, когда мы жили на своей земле, как один из народов. И работа эта предваряет любую другую, ибо, являясь основой, она, кроме того, придает высоту и успех всевозможным действиям, которые мы хотим совершать на этом поприще.

Pages: 1 2 3 4

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>